discoverdmyself (discoverdmyself) wrote,
discoverdmyself
discoverdmyself

Отрекаясь от украинского имени. Хохлам читать вдумчиво и до конца.

Оригинал взят у dobriy_doktor в Отрекаясь от украинского имени. Хохлам не читать.

В связи с выдуманной войной между РФ и РУ хохлопропагандоны стали вспоминать какие москали плохие. И хохлокост вспомнили, и обстрел Мариуполя обозвали русским миром (Типа вот они - русские. Где они – там пиздец). Больше всего меня удивило, что вспомнили Минск. Как его рушила Красная армия при наступлении. Типа чего уж говорить – разрушение у русских в крови, как и у боевиков ЛДНР.

И на фоне выхода таких безумных фантазий у меня возник вопрос. А чего наши пропагандоны не проводят аналогий и не вспоминают? Заказа не было? Или уже забыли всё? Или так сказывается отставка Суркова? А ведь есть чего вспомнить. И что нельзя забывать.

Хатынь. Сожжённая заживо.
Маленькая деревня. 26 домов. Мужиков почти нет. Бабы и дети. Из 149 уничтоженных жителей – 75 детей. Причина уничтожения деревни – карательная операция. Кто то из свидомитов может сказать, что советские партизаны суть козлы, поскольку они прикрывались мирным населением. Увы, и будут не правы. Как полицаи стали жечь деревни, так командиры партизанской бригады «дяди Васи» провели совещание, где указано: Прекратить ночевку и остановку партизан в деревнях, хотя бы и одиночек, ибо это влечет за собой варварские издевательства врага над нашим населением. Много примеров, которые можно привести, даже у нас случай — сожжено 184 чел. и деревня Хатынь

В советскую эпоху твердили, что Хатынь уничтожили немцы. С прихлебателями из Литвы и Украины. Потом вскрылось, что затеяли уничтожение, провели его и скрыли следы именно украинцы. Но обо всё по-порядку.

Для борьбы с партизанами немцы дали командирам СД широкие полномочия.

Предлагаю ознакомиться с данным отрывком приказа штандартенфюрера СС доктора Пифрадера:

Каждая военная операция обеспечивается силами полиции безопасности, они занимаются допросами, обысками деревень и т. д. во время или же после операции.

После поступления военного оперативного приказа до начала операции следует издать оперативный приказ полиции безопасности, мне передать копию этого приказа. Опыт учит, что коллективные расстрелы, сожжение деревень без полной ликвидации или выселения их жителей имеют для нас плохие последствия.

По поручению уполномоченного рейхсфюрера СС по борьбе с бандами партизан обергруппенфюрер СС Бах предоставляет руководителю команды СД право решать — сжигать ли деревни, уничтожать или эвакуировать их жителей.

Руководитель команды СД имеет также исключительное право награждать особенно отличившихся жителей деревни, путем передачи захваченного имущества, такого как скот и т. д.

Я обращаю внимание на то, что часто целые деревни находятся под гнетом банд партизан, так что жителей их не следует привлекать к ответственности за их прежнее поведение. Решающим должно быть то обстоятельство, как вели себя жители во время операции против банд партизан.

Я указываю на большую ответственность в подобных решениях. Следует иметь в виду политические и пропагандистские моменты.

Т.е. командиры отрядов СД решали на месте – уничтожить или не трогать население. Но ведь в приказе сказано, что поступать так должны были исходя из того, как вели себя жители. Вот давайте и посмотрим, как себя они вели.

Из протокола допроса Баранвского А.И.:

Во время боя между партизанами и карателями мы легли на пол, а дверь закрыли на запор.

Из протокола допроса Желобковского В.А.:

В период оккупации в нашем районе действовали многочисленные партизанские отряды, в связи с чем партизаны часто посещали деревню Хатынь, чтобы пополнить запасы продовольствия и отдохнуть.

Я далёк от мысли, что деревенские жители, все как один, сжав зубы, предпочитали смерть за пособничество партизанам. Им, как и любым обывателям война была не нужна. Поэтому и приходилось снабжать партизан и полицаев. А куда деваться? И, немцы это знали, когда писали вышеупомянутый приказ ,упоминая про гнёт банд.

Т.е. решение об уничтожении Хатыни приняли именно каратели. И по своему усмотрению, в противовес приказу, что я покажу ниже.

Едем дальше. Какие подразделения участвовали в карательной операции?

118 батальон немецкой вспомогательной полиции и рота Ивана Мельниченко полка «Дирливангер» (в последствии 36-я гренадёрская дивизия СС). Немного об этих карательных отрядах.

118 батальон – добровольческое соединение, сформированное в июле 1942-го в Киеве из хохлов Буковинского и Киевского куреней и дополненный пленными РККА из числа хохлов. На время уничтожения Хатыни командиром батальона был Константин Авдеевич Смовский – этнический поляк, успевший повоевать на стороне гетмана Скоропадского, а после войны причислен к лику святых УПА. Командир штаба - Григорий Васюра, окончивший военную карьеру в дивизии СС «Галичина», Также отличились взводные: Мелешко и Пасичнык.

Дирливангер – немецкие штрафники, военнослужащие, осуждённые за тяжкие уголовные преступления. На момент работы в Белоруссии разбавленные хохлами. Набрать уголовников в каратели – правильный ход. Не каждый выдержит такой работы.

О том, что руководили хохлы – не сразу узнали. Но вот о том, что исполнителями являлись тоже хохлы – выжившие давали показания:

Из протокола допроса Барановского:

Ворвавшийся первым каратель, на русском языке с характерным украинским акцентом в озлобленной форме, сопровождая слова нецензурной бранью, приказал нам выходить из дома. <…>

Находившиеся в сарае и около него женщины, обращаясь к карателям, спрашивали, что они с ними будут делать. В ответ на это каратели, злобно усмехаясь, на русском языке с украинским акцентом заявляли, что ничего нам не будет.

Мда, рассуждая о Хатыни, надо бы привести показания от первого лица (Из протокола допроса В.А. Желобковича)

Через непродолжительное время дверь погреба открылась, и один из карателей жестом приказал нам выйти из подвала наверх. Не разрешив войти в дом, всех нас присоединили к другим жителям деревни, проживавшим по соседству с нами, и погнали к центру деревни. В настоящее время я не могу вспомнить в какой именно форме были каратели и чем они были вооружены, исходя из моего возраста и той трагедии, которую мне пришлось в тот день пережить. Среди своих односельчан я видел полураздетых детей, некоторые из них были босые, несмотря на сравнительно холодную погоду, каратели никому не разрешили одеться. Когда мы под конвоем карателей двигались к центру деревни, они спрашивали у моего отца на русском языке, сколько партизан было в деревне. Он ответил им, что не знает. Тогда каратели стали на моих глазах избивать отца прикладами своего оружия, а когда он упал, продолжали избивать его, пиная ногами. Только после того, когда отец по подсказке кого-то из односельчан сказал, что в деревне находилось около 100 партизан, они оставили его в покое. Ему помогли встать на ноги и под руки повели дальше к центру села наши соседи, кто именно, в настоящее время, не помню. Всю нашу семью, вместе с другими односельчанами, каратели загнали в колхозный сарай, стоящий посредине деревни, представляющий из себя постройку с соломенной крышей размером примерно 12x10 метров. Вход в сарай в виде одностворчатой двери находился не по центру сарая, а с края. Внутри сарай был перегорожен двумя или тремя венцами бревен, за которыми находилась солома. На эти бревна сели мой отец, старшие братья и сестра, а я с матерью находился возле дверей в том месте, где они крепятся к петлям. Сколько времени мы находились в сарае, сказать не могу, но мне показалось не менее часа. Некоторые из находившихся в сарае жителей, чтобы успокоить своих односельчан, высказывали предположения, что каратели решили их попугать и через некоторое время отпустят по домам. Кто-то из них, взобравшись к стропилам сарая, решил посмотреть через отверстия в соломенной крыше, что же происходит на улице. Однако, находившиеся возле сарая каратели заметили это и выстрелили в него, но пуля прошла мимо. По совету других односельчан, он спустился вниз. Находясь возле матери у входа в сарай, я увидел через щели в сарае, как каратели начали подбрасывать к стенам сарая находившуюся возле него солому, а затем стали поливать из канистр бензином стены сарая и солому, после чего всё это подожгли. Когда огонь охватил крышу и стены сарая, обезумевшие от страха люди, понимая, что им суждено заживо сгореть в огне, бросились толпой к дверям сарая, закрытого снаружи деревянной задвижкой, называемой в простонародье «завалом», и сорвали дверь. Выбравшиеся из горящего сарая наружу, люди попадали под пули карателей и падали в нескольких метрах от сарая. Я вместе с матерью, находясь во вторых рядах выбравшихся из сарая людей, каким-то чудом преодолел эти несколько метров, отделявших нас от сраженных пулями односельчан, живыми и невредимыми. Накрыв меня собой, мать шепнула, чтобы я не двигался. В это время я почувствовал, как пуля обожгла мне левое плечо, я сообщил об этом матери и тут же почувствовал, как она сильно вздрогнула, по всему ее телу прошла судорога и она затихла, не отвечая на мои вопросы, что с тобой, мама. Я понял, что она мертва. От пожарища у меня начала тлеть одежда, чтобы как-то спастись от огня, я отполз незамеченным карателями на несколько метров в сторону и продолжал неподвижно лежать до тех пор, пока не прекратилась стрельба и я не услышал отдаленный звук трубы. Поняв, что каратели ушли из деревни, я поднялся на ноги. То, что я увидел, потрясло мой детский разум. Первое желание, которое у меня возникло — это разделить участь моих односельчан, сгоревших в огне и павших от пуль карателей. Если бы была такая возможность, я, не раздумывая, бросился бы в огонь, в котором погибли мой отец, братья и сестра. К этому времени от сарая остались только догорающие остовы его углов. На пепелище тремя группами на расстоянии нескольких метров друг от друга в различных позах лежали обгоревшие трупы мужчин, женщин и детей. Некоторые из них еще подавали признаки жизни и просили меня дать им воды. Я набирал из ближайших луж красную от крови воду и в пригоршнях подносил им. Даже своим детским разумом я понимал, что эти люди обречены и их ждет неминуемая смерть.

Ну и до кучи, показания свидетеля Яскевича: Вскоре к яме, где я находился, подошли два немца. Увидев меня, один немец наставил автомат и хотел стрелять. Что было со мной, не помню, видимо, просился. Поговорив между собой на немецком языке, они ушли.

Стоит над этим подумать. Немецкие урки из СС оказались человечнее хохлятских полицаев…

И ведь, самое поганое, что жители знали полицаев, а полицаи знали жителей. Ибо полицаи находились в райцентре 4 месяца.

Кстати, вот интересное донесение майора Кёрнера:

Там он описывает, что каратели никого не жгли, просто так получилось, что жители погибли сами, во время боя. И это не зря. Легче всего списать потери гражданских на военные действия. Однако, есть показания и тех выживших рабочих, которых пристрелили при «попытке к бегству».
Из показаний П. Акулича

Примерно часов в 11 утра я увидел, как по шоссе со стороны Плещениц в направлении Логойска проследовало несколько грузовых автомашин с немцами и эсэсовцами. Спустя несколько минут, со стороны, куда направились эти машины, послышалась стрельба, а когда стрельба прекратилась, то к нам вскоре подъехало примерно машин 4 эсэсовцев и немцев, недавно проследовавшие в направлении Логойска. Соскочив с машин, эсэсовцы и немцы, окружили нас и начали сгонять всех на шоссе. Я видел, что многие каратели были в эсэсовской форме с знаками различия: человеческим черепом на фуражках и рукавах, а другие в такой же форме зеленого цвета, но без знаков различия, вооружены были каратели винтовками и автоматами. Многие эсэсовцы разговаривали на украинском языке, некоторые на русском, были среди карателей и немцы. Помню, один из эсэсовцев, разговаривавший на украинском языке, был, очевидно, ранен, так как у него была перевязана голова.

Помню, каратели были очень обозлены, обвиняли нас в том, что мы знали о нахождении партизан, обстрелявших их, и всех, кто сопротивлялся и не хотел идти на шоссе, каратели толкали прикладами и сгоняли в одно место. Собрав нас на шоссе, каратели построили нас в колонну и приказали идти в направлении м. Плещеницы. Часть эсэсовцев последовала за нами, конвоируя нас со всех сторон, а основная масса карателей осталась на месте задержания (сколько всего было карателей, точно сказать не могу, примерно, человек 150—200). Насколько мне помнится, конвоировали нас примерно человек 30.
Когда мы пришли в дер. Губа, то немцы и эсэсовцы, разговаривавшие на украинском и русском языке, приказали нам сложить пилы и топоры в одно место на землю и следовать дальше. Помню, что меня без всякой причины эсэсовцы несколько раз ударили прикладом по спине, били они и других односельчан. Когда мы подошли к опушке леса за дер. Губа, то я увидел как эсэсовцы, конвоировавшие нас впереди, отошли назад, эсэсовцы, конвоировавшие нас по сторонам, также начали отходить назад, поэтому многие поняли, что нас будут расстреливать и бросились бежать. Эсэсовцы здесь сразу открыли по разбегающимся беспорядочную стрельбу, расстреливая убегающих. Я также пытался бежать, но был легко ранен в ногу, меня догнал какой-то немец (говорил по-немецки) и отвел на шоссе к общей группе односельчан. Собрав всех в одно место, эсэсовцы приказали нам стать на колени, а затем ложиться прямо на шоссе. Все выполнили их команду, и эсэсовцы начали расстреливать односельчан из винтовок, а затем подогнали машину и расстреливали из ручного пулемета, установленного на этой машине, а также продолжали стрелять из винтовок и автоматов. Когда открылась беспорядочная стрельба, я спрятал голову под полушубок старика Лис Степана и, прижавшись к этому старику, лежал неподвижно. Вскоре было слышно, как подъехала машина, слышалась немецкая речь и стрельба прекратилась. Затем нам приказали встать. Когда я приподнялся, то видел как эсэсовец с перевязанной головой, разговаривавший по-украински, уже после команды встать нам, выпустил по односельчанам несколько очередей из автомата, за что его немецкий офицер-эсэсовец, стоявший у легковой автомашины, ударил автоматом по корпусу, после чего кричал на этого эсэсовца с перевязанной головой, но что он говорил, я не знаю, так как офицер разговаривал на немецком языке.
Вскоре я, как и другие оставшиеся в живых односельчане поднялись, и я увидел, что было убито человек 20—25, в том числе и старик Лис Степан.
Немецкий офицер вскоре уехал в направлении Логойска, а нас, оставшихся в живых, заставили стащить трупы в откос шоссе. После чего снова погнали пешком в направлении Плещениц. Хотя я был ранен, но не подавал вида, так как боялся, что меня расстреляют. В Плещеницах нас допросили, а наутро освободили.

Для тех кто не понял. СС-цы остановили расстрел работяг. Т.о. хохлы уничтожали жителей Хатыни вопреки приказам немцев.

Всего было сожжено вместе с жителями 628 деревень Белоруссии.

185 сожжённых деревень не восстановили. Некому было восстанавливать.       

И я, известный своим цинизмом, от таких цифр тихо охуеваю. Эти зверства не объяснишь хохлокостом – часть были западенцы, да и не могли деревенские жители вызвать ненависть у восточных, ибо сами недавно прошли коллективизацию. Не объяснишь борьбой с коммунистами – неграмотная деревенщина в сортах говна коммунистической идеологии не разбиралась. Не объяснишь и антисемитизмом. Это современные антисемиты считают немецкие, польские и белорусские фамилии за еврейские, в то время евреев уничтожали по принципу обрези + 5 графа + вероисповедание. Но уничтоженных крестьян на еврейство никто не проверял. Мстили за погибших товарищей? Красивая отмазка, но даже немцы признали, что не все местные сотрудничают с партизанами. Т.е., объективных причин бойни  нет. В понимании нацистов, конечно. А за что тогда? Есть предположение, но об этом ниже.

Кстати, аналогичную бойню провели янки в Сонгми ,что во Въетнаме. Также, боролись с партизанами тактикой выжженной земли. Но, пример Сонгми показывает, что и там командование чётко не отдавало приказ на уничтожение гражданского населения. В советской пропаганде, об этом не говорилось. Пилот вертолёта Хью Томпсон увидел какой пиздец устраивают Джи Ай потребовал от лейтенанта Келли разъяснений, но был послан в известном направлении. Тогда он посадил вертолёт между американскими солдатами и импровизированным убежищем, где прятались въетнамцы и отдал приказ экипажу стрелять по американцам, если они попытаются приблизиться. Из бойни вывез 12 крестьян. Пытались судить за это. Но обломались. Причём мужик был не рафинадом, а тёртым воякой. Во Въетнаме был 4 раза сбит. И, думается, что США держатся не за счёт оружия, а за счёт тех, кто не позволяет беспределить своим коллегам. Этому бы хохлам научиться.

Надо сказать, что служба хохлов у немцев не прошла даром. Часть дезертировало, поняв, в какое зверьё они превратились, часть служили у немцев до конца, часть стали оуновцами. Какой-никакой опыт они получили. Одной из первых операций УПА было уничтожение Яновой Долины. Жителей которой жгли живьём.

После войны, уже когда шли расследования (а оно возобновлялось несколько раз), первый секретарь ЦК КПУ Щербицкий попросил не распространяться о том, что каратели были хохлами. Т.о. Сами хохлы прикладывали усилия, что бы скрыть злодеяния.

В сухом остатке мы имеем, что хохлы участвовали в руководстве политики геноцида, исполнении политики геноцида и в заметании следов своего участия.

Правда, Щербицкого понять можно.

После Гражданской войны сложился прецедент. Никто не задумывался о расказачивании? Современная пропаганда нам втирает, что это процесс уничтожения казары. Да, казару уничтожали и после Гражданской войны. Бывало, что по приговору суда. Но чаще, амнистированного казака (в 1922-м была амнистия для белых и казаков) находили зарезанного в канаве. К казакам относились с плохо скрываемым презрением. Сознаться в приличном обществе, что являешься казаком – это как на зоне сознаться в педофилии. При царе казара была современным аналогом ОМОНа, только с более широкими полномочиями. ОТ самосудных казней, до простых порок. Так усмиряли недовольных крестьян. А во время Гражданской войны… Что бы понять ненависть цивилов к казаре рекомендую прочитать вот это:  http://militera.lib.ru/h/sb_neotvratimoe_vozmezdie/05.html

Кстати, советские власти во время войны проводили реабилитацию казары замалчивая участия казаков на стороне немцев и одновременно упоминая о героях кавалеристов «потомственный казак».

Поэтому логику Щербицкого понять можно. Ну не хотел он, что бы хохлам при встрече плевали в морду. Что бы относились как к насильникам детей на зоне.

Кто то мне может сказать, что не все хохлы были такие. А были и вообще – честные и пушистые оуновцы. Придётся огорчить, разъяснив один психологический феномен.

В закрытых обществах (армия, тюрьма) пытаются ограничить себя от общества ущербных. Где то тотальным игнором, где то ритуалом «опускания». Причём ограничивают тех, кто пытается подняться за счёт слабых. Т.е. низкоранговых личностей. Почему и педофилия с изнасилованиями на зоне не в почёте. Это такой индикатор, который показывает, что чувак настолько низкоранговый, что удовлетворить свои потребности может только через применение силы по отношению к людям заведомо слабее себя. А значит от таких надо держаться подальше. Но мало того, держаться надо и от тех, которые не были запомоены, но поддерживают отношения с запомоеными. Ибо дурак-дурака… Стремление к изолированию от таких личностей – нормальная реакция нормального человека. Даже крысы в экспериментах убегали от крыс-каннибалов. А человек – существо более совершенное. И именно с этим связан процесс расказачивания в СССР, когда бывшие казаки отреклись, подчёркивая, что между ними и казарой нет ничего общего. Именно с этим связано денацификация немцев, которые бились в истерике на экскурсиях в концлагерях. И, до недавнего времени, нацисты могли устраивать марши только под надёжной охраной полиции. Что бы с ними не поступили так, как с насильниками детей.

Но никто хохлов-полицаев или оуновцев не водил в уничтоженные деревни, в Бабий Яр, не показывали растерзанных поляков… И жили они ,уверенные в своей правоте, лелея возможность возродить свои организации…

Также обращаю ваше внимание, что самыми беспредельными преступниками оказывались именно петухи. Самими беспредельными дедами в армии становились именно те, которых молодняком больше всего дуплили. Т.е. самые низкоранговые потом отыгрывались на беззащитных. И, думаю, что в этом причина бессмысленного уничтожения Хатыни. И этим можно объяснить зверства лимитрофов, которые комплексуют из-за своей национальной идентичности. И, если в США или в России остались высокоранговые личности, которые в состоянии остановить толпу петухов, то у лимитрофов таких не наблюдается.

Да, небольшая ремарка. Думаю, с угрозой хохлов спалить Москву всё ясно. Опыт есть.

Но ведь страны – это не тюрьмы? Не тюрьмы. Но и в «не тюрьмах» есть прецеденты. В США сейчас существует Ку-клус-клан. Основная его деятельность сейчас – выпрашивать бабло, используя былое величие. Но в конце 19-го, начале 20-го это была очень грозная организация. Число убитых ей шло на десятки тысяч. Линчевать не только негра, но и белого – было обычным делом. Но, постепенно люди от организации отворачивались , ибо насилие стало ради насилия. И сейчас отношение к ним – как к фрикам и клоунам. Так скрывается презрение.
Употребляя термин «хохлопидоры», я понимаю, что незаслуженно оскорбляю гомосексуалистов. Поэтому поясню. В данном термине я не делаю упор на сексуальную ориентацию хохлов. Я просто показываю, что они заслуживают и свою попытку дистанцироваться от них.
Хохлы запомоены по факту. По крайней мере те, которые фапают на Бандеру-Шухевича. Те не только не изгнали санными тряпками карателей, но и использовали их опыт для этнических чисток территорий СССР и Польши. Гордятся теми, кто уничтожал детей и стариков – тех, которые заведомо не могли оказать сопротивления. Но ведь именно эти товарищи сделали для становления укрогосударства больше, чем Ленин. Именно они дали национальную идентичность жителям территории Украины. И новоявленные украинцы это приняли. У тех, кто запомоился зверствами, трудными для восприятия любого нормального человека. Поэтому, хохлы – это те, кто поддерживает зверское уничтожение населения, на территории, оккупированной немцами. Это те, кто поддерживает истребление населения на территории СССР и Польши. Соответственно, почему мы должны верить заявлениям, что хохлы не стремятся уничтожить физически жителей ЛДНР? Русскоязычных? Почему мы должны верить, что у них фашисты есть маргиналы, в то время, как национальную идентичность им дали именно фашисты? Как можно верить запомоенным?

Поэтому считаю, что слово «хохол» должно означать низкорангового самца, способного на изнасилования и убийства детей. И выход у хохлов избавиться от такого презрительного отношения – отречься от своей национальной идентичности. Это нормальная реакция нормального человека – дистанцироваться от запомоенных. Не хотите быть русскими – будьте славянами. Но не хохлами.

Но читатель должен сам для себя решить, как относиться к хохлам. Это дело личное.

ПС. Мемориальный комплекс Хатыни http://www.khatyn.by/
Полезный сервис по поискам уничтоженных деревень Белоруси http://db.narb.by/about/
ППС. Есть за что уважать РБ. В РФ, в аналогичном месте вмандячили бы часовню, а то и собор. РБ смогла удержаться от гундяевщины.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments